ЮРИЙ
ПЕТРОВИЧ
ЩЕКОЧИХИН

(09.06.1950 – 03.07.2003)
  
Юрий Петрович Щекочихин
  

ПУБЛИКАЦИИ
В ДРУГИХ ИЗДАНИЯХ


ЩЕКОЧИХИНСКИЕ ЧТЕНИЯ

БИОГРАФИЯ

ПУБЛИКАЦИИ
В «НОВОЙ ГАЗЕТЕ»


ПУБЛИКАЦИИ О
ЮРИИ ЩЕКОЧИХИНЕ


ФОТОГРАФИИ

ВИДЕОАРХИВ

ГУРОВ УШЁЛ… ЛЕВ СЪЕЛ?

    
       
Опасней мафии только чиновники

     Наверное, не было больше сенсации «ЛГ» за последние годы, сенсации, мгновенно облетевшей мир, чем выступление Александра ГУРОВА, в то время научного сотрудника НИИ МВД СССР, о существовании в стране организованной преступности. После первого нашего с ним диалога «Лев прыгнул» было создано Управление по борьбе с организованной преступностью. Ещё через короткое время Александр Гуров был назначен начальником этого управления, ставшего впоследствии главком МВД страны.
     Я помню, с какой настороженностью восприняли приход А. Гурова старые аппаратчики МВД, и знаю – больше мешали, чем помогали. Помню и множество писем, подписанных партийными функционерами, в которых само существование мафии в СССР подвергалось сомнению. Но тем не менее и для миллионов наших сограждан, и для криминологов из Европы и Америки имя Гурова стало символом борьбы с мафией. И вдруг новость – Александр Гуров, сорокашестилетний генерал милиции, народный депутат России, ушёл из МВД СССР.
     - Что случилось, Александр Иванович?
     - Я ушёл не по своей воле. Неделю назад новым руководством МВД страны мне было предложено искать себе новое место работы.
     - Практически да, оно и называется теперь оперативно-розыскное бюро и механически сливается с другими управлениями в криминальную службу милиции. На мой вопрос, почему в одночасье ликвидируется управление, а вместе с ним и союзно-республиканская система борьбы с мафией (созданная указом президента СССР), первый зам. министра В.Ерин ответил мне, что я развалил это управление.
     - Не понимаю… Управление, практически созданное вами и вашими сподвижниками, вы сами и «развалили». Что-то здесь не так…
     - Действительно, что-то не так. Я не хочу идеализировать нашу работу, да и оснований для этого, конечно, нет: преступность растёт, меняет свои формы, всё более и более проявляются тенденции к политизации преступности, к её жёсткому структурированию, к выходу на международную арену, к всё большим и большим связям с аппаратами власти. Всё ли мы сделали, что смогли? Естественно, нет. Но мы создали принципиально новую спецслужбу, которая, я убеждён, не хуже, чем аналогичные спецслужбы на Западе.
     - Но это внутренняя, так сказать, кухня. А что вы сумели сделать за это время?
     - Лишь в последнее время мы вели 48 крупных дел на преступные группы с межрегиональными и международными связями. Разоблачили группу, действующую на территории России, Прибалтики, Германии, Греции, Польши. Направленность группы – разбой, рэкет, коррупция. Ещё одно дело – по наркобизнесу: эта группа охватывала шесть республик, число участников превышает полтысячи. Третья группа – основной костяк 17 человек. Связей – 543. Район действия – РСФСР, Латвия, Украина.
     - Все участники этих групп арестованы?
     - Активные участники арестованы, и, поверьте, каких усилий стоило нашим оперативникам и проникнуть туда, и выявить - совместно с республиканскими органами и с коллегами из других стран – эти преступные группы. Нам пришлось выходить и на людей, защищеных своими постами, и должностями, и депутатскими званиями. Два работника ЦК КПСС были уволены, причём один из них замышлял крупную политическую провокацию.
     - Какую?
     - Помните ту огромную демонстрацию 28 марта прошлого года? Нам стало известно, что инструктор ЦК связался с одной из групп «Памяти», чтобы передать ей специальное взрывное устройство, начинённое фосфором, для запуска его в толпе, чтобы вызвать панику. Вы сами можете представить, что могло бы начаться! Провокация была предотвращена. Эта история ещё раз показала мне, настолько важна спецслужба, независимая от всех политических партий, и насколько сегодня преступность связана с политикой. Множество раз нам приходилось сталкиваться с тем, что люди из высшего истеблишмента были или связаны с мафиозными структурами, или были использованы ими.
     - Кто, например?
     - Тот же Стародубцев. Но мы то вышли на него ещё за полгода до путча, когда он пытался провести в страну контрабандные товары – аудиокассеты – на сумму около шести миллионов. Даже после того, как мы задержали контрабанду, Стародубцеву удалось подписать бумагу в Кабинете министров СССР о возвращении – в виде исключения – ему этой контрабанды. Но мы не сделали исключения: вся контрабанда была пущена в доход государства… Точно так же мы располагали информацией на ряд высших должностных лиц Советской Армии. Не наша вина, что они остались безнаказанными. Хотя одну операцию против них нам удалось реализовать (контрабанда оружия, икры, антиквариата). Её мы провели с участием польских и немецких коллег.
     - Как я предполагаю, чем активнее вы выходили наверх, тем больше вам мешали?
     - Ни разу мне никто не позвонил и напрямую не сказал: «Того человека – не трогать», но всё больше и больше мы все чувствовали, что кому-то неугодна и невыгодна широкая борьба с мафией. К сожалению, и сегодня наши надежды не оправдались…
     - Изменилась ли ваша концепция борьбы с нашей отечественной мафией с тех пор, как из теоретика вы стали практиком?
     - В целом нет, не изменилась. Но взгляд на мафию у меня стал иным.
     - Так какая же сегодня наша отечественная мафия?
     - Процесс становления мафии во многих городах завершился. У мафии появились совершенно новые виды бизнеса: торговля оружием, живым товаром и вывоз его в западные бордели, усиливаются позиции наркобизнеса. И ещё одна деталь, новая для страны: в ряде городов мафиозные структуры, контролирующие определённую территорию, фактически стали следить за правопорядком на своей территории и даже контролировать работу милиции.
     - Но, может быть, это к лучшему?
     - Не думаю… Разговоры с некоторыми участковыми и постовыми милиционерами показали, что они бессильны и порой вынуждены идти на поводу у мафии. Вот здесь и нужна спецслужба, которую сегодня так старательно ликвидируют.
     - Не раз я слышал упрёки в адрес шестого главка, что любой бизнес, с вашей точки зрения преступен, что вы не восприняли новые экономические законы, по которым начала жить страна.
     - В любом случае мы не могли посчитать нормальными взаимоотношения между бизнесменами и чиновниками, основанные на элементарных взятках. Хотя по-человечески можно понять бизнесменов, так как монополия на сырьё, на открытие кооперативов, СП всё у тех же чиновников. Кстати, мы и помогаем бизнесменам: и в информации о реальном положении зарубежных партнёров (часто в страну приезжают мошенники международного класса, выдающие себя за влиятельных фирмачей), и в борьбе с настоящим рэкетом, и даже в возвращении денег… Так, недавно одному кооператору мы помогли вернуть 180 тысяч долларов, похищенных у него. 50 тысяч долларов он решил перечислить в МВД для закупки компьютеров.
     - За это время выходили ли на вас и на ваших сотрудников лидеры мафии?
     - Лично мне предлагали в начале августа 300 тысяч рублей за совершенно незначительную услугу. Но самое-то интересное, что выходили на меня через один из райсполкомов Москвы (о чём я сразу же доложил руководству МВД СССР).
     - А были ли прямые угрозы?
     - Один раз… У меня есть рапорт одного из сотрудников, в котором говорится, что планировалось вырезать мою семью… Но, честно, я больше боюсь не мафии, а чиновников, какой бы политической ориентации они не придерживались.
     - И вот – всё. С понедельника вы покидаете свой кабинет. И куда?
     - У меня было много вариантов: вернуться в науку, уйти на постоянную работу в парламент или даже на пенсию (стаж работы мне это позволяет). Но я не хочу доставить кое-кому радость и поэтому принял предложение В.Бакатина перейти на работу в его ведомство – в Главное управление по борьбе с организованной преступностью на должность заместителя начальника. И я очень надеюсь, что руководство МВД не начнёт охоту на ведьм в Главном управлении по борьбе с мафией. Мои сотрудники – а они, смею вас уверить, как правило, специалисты высокого класса, признанные и нашими западными коллегами в США, Германии, Франции, Австрии, Польше, - не виноваты в тех игрищах, которые затеяли сегодня некоторые новые руководители МВД СССР. Кстати, одно из указаний этого нового руководства – запрет на публикации в газетах и на интервью журналистам. Сегодня, оставаясь в своей прежней должности, я должен был бы попросить разрешения на эту встречу с вами у зам. министра.
     - А всё-таки, всё-таки… Почему вас ушли?
     - От многих знаний – много печалей…
     Каждая новая реорганизация в МВД СССР (а сколько я уже их помню за последнее десятилетие), убеждён, не помогает борьбе с преступностью. Избиение кадров стало привычным в системе этого министерства. Как и то, что все последние руководители МВД не покидали здание на Житной по доброй воле. Знаю, какую нервозность привносят нескончаемые перемены в среду рядовых работников милиции. Может быть, лишь одна категория населения приветствует нескончаемые реорганизации – та, с кем и призвана бороться милиция, - мафия и те, кто её прикрывает.

«Литературная газета», 24 ноября 1991 года

       

2003 © «НОВАЯ ГАЗЕТА»