ЮРИЙ
ПЕТРОВИЧ
ЩЕКОЧИХИН

(09.06.1950 – 03.07.2003)
  
Юрий Петрович Щекочихин
  

ПУБЛИКАЦИИ
В ДРУГИХ ИЗДАНИЯХ


ЩЕКОЧИХИНСКИЕ ЧТЕНИЯ

БИОГРАФИЯ

ПУБЛИКАЦИИ
В «НОВОЙ ГАЗЕТЕ»


ПУБЛИКАЦИИ О
ЮРИИ ЩЕКОЧИХИНЕ


ФОТОГРАФИИ

ВИДЕОАРХИВ

ВЫРАЖАЮ ГЛУБОКОЕ СОБОЛЕЗНОВАНИЕ РОССИИ
       
       
Неожиданная весть о смерти Юрия Щекочихина поразила меня, как, вероятно, многих. Значение этой потери трудно переоценить. Выражаю глубокое соболезнование всем родным и близким, редакции «Новой газеты», всем, кто с ним дружил и работал. И всей России, которая в его лице потеряла одного из самых активных и бесстрашных борцов за ее выживание.
       Наум КОРЖАВИН, Бостон
       
       
…Щекочихин был Нерабом. И никогда никого не предал
       «Известия»
       
       
Я не могу в это поверить все равно. Слишком невероятно. Сижу в слезах с утра... Такое ощущение, что меня бросили в темном лесу на полпути к чему-то доброму. Юра — один из немногих, кто верил в меня, еще когда я была сопливой и ни хрена не умеющей девчонкой... Я все равно не поверю, что он умер «насовсем».
       Ирина Халип, соб. корр. «Новой газеты»
       
       
Это был человек с реакцией. Реакция была главная его функция. Ты ему скажешь — он поймет. Стало на одну реакцию меньше.
       На одно понимание меньше.
       Это очень много. Это очень плохо.
       Андрей БИТОВ
       
       
Юра был (жуткое слово) настолько прост, хорош и честен, что все хвалебные слова рассыпаются и не связываются в систему. Я не верю в естественность его смерти. Если его не впрямую отравили, то сделали это путем неслышания его, путем равнодушия к тем страшным вещам, творящимся в стране, в Кремле, в руководстве, о которых он постоянно говорил и писал. Господи, может быть, там ему будет хорошо!.. Один такой человек был на всю землю.
       Эдуард УСПЕНСКИЙ
       
       
Его смерть делает тупее всю нашу жизнь.
       Щекочихин был абсолютно оригинальной фигурой. Обоюдоострой.
       Он был острием ее.
       Сергей ЮРСКИЙ
       
       
Искренне соболезную всем вам. Продолжайте оставаться самими собой. Теперь это, наверное, единственное, что можно сделать для Юрия Петровича. Извиняюсь за возможную путаницу своих слов.
       С уважением, Александр МЕЩЕРЯКОВ
       
       
Еще одним честным человеком стало меньше. Ужас… И даже сейчас, глядя в его лицо, невозможно не улыбнуться. Это редкий дар. Впрочем, как и порядочность. Элементарная порядочность Юрия Щекочихина. Низкий Вам поклон, Юрий Петрович…
       Коллектив телекомпании «Пилот-ТВ».
       
       
Мы познакомились больше тридцати лет назад с молодым мальчиком, основная цель жизни которого была принести как можно больше пользы своему народу и по возможности отхлестать по щекам его губителей.
       Мы жили в разных городах и виделись нечасто. Как правило, он приезжал к нам перед поездом. И, конечно, мы говорили о разном. Но главной всегда была для него та же самая тема. Его жизнь почти все время подвергалась опасности. Говорил он об этом легко. Мы были свидетелями, как ОМОН, который должен был сопровождать его, просто не приехал и Юра уехал на «Жигулях»-«копейке».
       Он был блестящим журналистом. Мы не знаем, сколько людей, так необходимых стране, как он, существует где-то на ее просторах, но знаем, что очень немного.
       Когда мы говорили ему об опасности, он вообще не смеялся, а хмыкал. И как-то в этот момент я подумал и сказал на кухне Светлане, что таким бы я снимал «Очарованного странника» — пронзительные строчки оттуда: «Мне за народ очень помереть хочется». Мы лишены в нашем семейном существовании пафосных выражений и восклицаний, но если можно про кого-то сказать: сложил свою жизнь на алтарь Отечества, то это про маленького Юру.
       Алексей ГЕРМАН, Светлана КАРМАЛИТА
       
       
Мы очень любили Юру. И всегда понимали масштаб этого человека, его необходимость всем, даже тем, кто от собственной беспонятливости не понимал его. В последнем разговоре он сказал нам: «Впервые в жизни мне страшно». Мы не знаем, что это значит, но государство обязано это знать или узнать.
       Александр БОРЩАГОВСКИЙ, Валентина БОРЩАГОВСКАЯ
       
       
Не стало Юрия Петровича Щекочихина. Потеря огромная. Невозможно поверить, что его нет среди нас.
       В последний раз Юрий Петрович был в нашем фонде совсем недавно, 6 июня. Он пришел к нам на «круглый стол» «Открытое общество: анализ современной ситуации». На встречу с Джорджем Соросом собрались политики, правозащитники, журналисты. Юрий Петрович, как это было не раз на наших семинарах, конференциях и встречах, говорил о главном, говорил ярко и убежденно, талантливо и точно: «У меня есть такое ощущение, что вместе с господином Соросом из России уходит гражданское общество, хотя в принципе оно ушло бы и само по себе. Уже сегодня общество стало очень закрытым. И дело не в том, кого выберут на будущих выборах, важно, кто будет избирать. В России всегда было две власти. Была власть Политбюро, Брежнева, пропаганды, демонстраций на Первое мая, и была вторая власть – власть интеллигенции».
       Это была наша последняя встреча... Его главным орудием всегда было слово. Бесстрашно и правдиво говорил он о самом трудном и больном, говорил, когда многие молчали.
       Наш низкий поклон и благодарность Вам, Юрий Петрович!
       Екатерина Юрьевна ГЕНИЕВА. От имени Института «Открытое общество» — Фонд Сороса (Россия)
       
       
Он был блистательным журналистом, писателем и кинодраматургом, ярким и значительным политиком, не меняющим свои нравственные ориентиры в угоду конъюнктуре.
       Он жил, как считал единственно возможным жить для себя, — цельный, основательный, упорный, увлекающийся и порывистый, жесткий и упрямый, рациональный и нерасчетливый.
       У него было много врагов, но больше все-таки — друзей и товарищей, близких ему по духу, и еще больше тех, которые чувствовали себя защищенными уже самим фактом присутствия в этой жизни Ю. Щекочихина.
       Когда-нибудь кто-нибудь, наверное, подсчитает, сколько писем и телеграмм с просьбой о помощи получил Ю. Щекочихин из разных уголков страны и сколько километро-часов провел он на этих трудных дорогах…
       Как жаль, что мы не говорили ему об этом, когда он был рядом, и как печально понимать, что он об этом уже никогда не узнает…
       Ю. ПОРОЙКОВ, бывший первый заместитель главного редактора «Литературной газеты» (1989—1991 гг.)
       
       
Я знал Юру, еще работая в ленинградской «Смене». Его публикации гремели по всей стране. Мы тесно работали и в Думе. Юра работал в самом опасном комитете — по безопасности. Занимался борьбой с коррупцией. Жестко работал. Бескомпромиссно. Ему многие говорили: не сносить тебе головы…
       Он мне однажды сказал, что угрожают. Приходилось ночевать вне дома. Он постоянно рисковал.
       В причинах его смерти еще надо разобраться.
       Преступный мир вздохнул, увы, спокойнее…
       Низкий поклон Юриной маме…
       Геннадий СЕЛЕЗНЕВ, председатель Государственной Думы Российской Федерации
       
       
Юра Щекочихин был Человеком с большой буквы, мужественным журналистом, который всю жизнь ходил «по лезвию ножа». Редко я встречал людей с такой обостренной совестью. Он болел за чужие судьбы и довольно равнодушно относился к самому себе.
       Это огромная утрата не только для «Новой газеты», но и для всего российского и международного журнализма.
       Скорблю вместе со всеми друзьями Юры.
       Михаил ЛЮБИМОВ
       
       
Дорогие коллеги, глубоко потрясен смертью Юрия Щекочихина. Понимаю, как тяжело сейчас вам. Понимаю, что бессмысленны любые слова. Искренне разделяю ваше горе.
       Юрий Щекочихин был одним из последних романтиков ушедшего столетия — искренний, бескорыстный, открытый миру, верящий в магическую силу слова, всегда стремящийся идти до конца. Такие люди, как Юрий, во многом определяют эпоху, с их уходом время становится другим. Горько и тяжело это сознавать.
       М.Е. ШВЫДКОЙ, министр культуры Российской Федерации
       
       
Потрясены внезапной и безвременной смертью Юрия Щекочихина, талантливого писателя и журналиста, замечательного, доброго и отзывчивого человека, несгибаемого и мужественного борца за справедливость, спасшего не одну человеческую жизнь. Бывший совестью нашего времени, Юра всегда презирал опасность и не считался с угрозами. Он погиб молодым, как боец на фронте, идущий в атаку в полный рост. Выражаю сердечное соболезнование его матери, всем родным и близким, его коллегам— журналистам, его многочисленным читателям — всем, кого он поддерживал, спасал и вдохновлял своим бесстрашием. Мы все осиротели и остались без защиты. Его жизнь навсегда будет образцом рыцарства, доброты и непримиримости.
       Александр ГОРОДНИЦКИЙ, Анна НАЛЬ
       
       
В Генеральной прокуратуре России с глубоким уважением относились к Юрию Щекочихину — автору высокопрофессиональных журналистских расследований, талантливому публицисту, олицетворяющему совесть нации, человеку честному и мужественному, который избрал для себя непростую, но благородную миссию борьбы за торжество Справедливости. Вечная ему память!
       Л.Л. ТРОШИН, начальник Управления информации и общественных связей Генеральной прокуратуры
       
       
"Новая газета" №48, Спецвыпуск, 07.07.2003
       
       

2003 © «НОВАЯ ГАЗЕТА»