ЮРИЙ
ПЕТРОВИЧ
ЩЕКОЧИХИН

(09.06.1950 – 03.07.2003)
  
Юрий Петрович Щекочихин
  

ПУБЛИКАЦИИ
В ДРУГИХ ИЗДАНИЯХ


ЩЕКОЧИХИНСКИЕ ЧТЕНИЯ

БИОГРАФИЯ

ПУБЛИКАЦИИ
В «НОВОЙ ГАЗЕТЕ»


ПУБЛИКАЦИИ О
ЮРИИ ЩЕКОЧИХИНЕ


ФОТОГРАФИИ

ВИДЕОАРХИВ

«НАШ ЩЕКОЧЕХОВ». ТАК ЕГО НАЗЫВАЛ АКТЕР ЖЕНЯ ДВОРЖЕЦКИЙ
       
       
Слова тут невозможно найти. Потому что невозможно себе представить, что из жизни уходит надежность. Потрясающая Юрина надежность – дружеская, человеческая.
       Как мы ставили в ЦДТ в 1982 году его пьесу «Ловушка № 46, рост II»! Это было время абсолютного смысла для театра: точно свежий ветер к нам ворвался с этой пьесой о подростках, о времени…
       Мы были абсолютно уверены, уверены, как никогда, что делаем д е л о, когда ставили эту пьесу. Четыре месяца дрались за спектакль: его не выпускали на сцену.
       Потом ставили его пьесу «Жаворонок». И я помню, как ворвалась эта журналистская братия, поколение Щекочихина, команда Щекочихина, – в мою жизнь и в жизнь театра. С потрясающим понятием о чести! С потрясающей сплоченностью! С абсолютным пониманием: где — черное, где – белое. И в чем разница.
       И это была вечная щекочихинская сверхмечта: чтоб была своя команда! Надежная. Готовая драться… Он и нас так называл: «Театральная команда… Ребята…»
       Уже нет тех, кто так блестяще играл в его «Ловушке». Ушли совсем молодыми. Нет Жени Дворжецкого. Нет Игоря Нефедова.
       …А Женя Дворжецкий его тогда называл: «Щекочехов». «Наш Щекочехов».
       Уход его – непонятный, страшный. И незаполнимый. Уходят – ум, ясность, честность, внятность. (И ведь никогда не заменяется одно другим.) Я всегда его воспринимал как романтическую фигуру. Ту самую романтическую фигуру, без которой не существует театр!
       И как истинно романтический персонаж — жил он в сегодняшнем дне.
       
       Алексей БОРОДИН
       
"Новая газета" №48, Спецвыпуск, 07.07.2003
       
      

2003 © «НОВАЯ ГАЗЕТА»