ЮРИЙ
ПЕТРОВИЧ
ЩЕКОЧИХИН

(09.06.1950 – 03.07.2003)
  
Юрий Петрович Щекочихин
  

ПУБЛИКАЦИИ
В ДРУГИХ ИЗДАНИЯХ


ЩЕКОЧИХИНСКИЕ ЧТЕНИЯ

БИОГРАФИЯ

ПУБЛИКАЦИИ
В «НОВОЙ ГАЗЕТЕ»


ПУБЛИКАЦИИ О
ЮРИИ ЩЕКОЧИХИНЕ


ФОТОГРАФИИ

ВИДЕОАРХИВ

МЫ — РОССИЯ ИЛИ КГБ СССР?
В Москве россиян ловят иностранные спецслужбы, а свои им беззастенчиво лгут
       
       
Два события удивили меня на прошедшей неделе. Давайте вместе подумаем, что с ними делать.
       Мой товарищ и коллега по Госдуме «яблочник» Алексей Мельников написал официальный запрос директору ФСБ Николаю Патрушеву. Цитирую:
       «Уважаемый Николай Платонович!
       Ко мне обратилась Шихмурадова Лариса Оразовна, сестра одного из лидеров туркменской оппозиции, бывшего вице-премьера Туркменистана Бориса Шихмурадова. По ее словам, туркменские спецслужбы организовали за ней слежку на территории г. Москвы, попытались затащить в машину посольства Туркменистана.
       Шихмурадова Л.О. является гражданкой России, никогда не была гражданкой Туркменистана, работает заместителем директора Научной библиотеки МГУ имени М.В. Ломоносова.
       Прошу ФСБ России защитить Ларису Шихмурадову от посягательств иностранных спецслужб».
       Вот о чем я думал на прошедшей неделе. Почему спецслужбы бывших республик СССР бродят по России, как по своей вотчине? Почему они думают, что Россия — еще СССР, почему контрразведка занимается Григорием Пасько, а не собственными коллегами по Комитету госбезопасности СССР, которые, став иностранцами, продолжают преследовать и «отщепенцев» в Москве?
       Помню, когда казахстанские спецслужбы пытались взять в «Шереметьеве-2» бывшего премьера Казахстана Кажегельдина, целую ночь я как зампред Комитета по безопасности Госдумы занимался тем, чтобы иностранные (бывшие советские) спецслужбы не действовали здесь так же, как когда-то в СССР.
       Это важные истории. Мы — кто? Мы — Россия или КГБ СССР?
       Я не хочу быть из КГБ СССР. Я хочу быть из России.
       На прошлой неделе две фракции Госдумы — «ЯБЛОКО» и СПС — сделали совместное заявление, которое ни одно из информационных агентств не цитировало.
       Привожу его практически полностью:
       «О СИТУАЦИИ В ТУРКМЕНИСТАНЕ И ПОЗИЦИИ СЕКРЕТАРЯ СОВЕТА БЕЗОПАСНОСТИ РОССИИ
       События последних месяцев, происходящие в Туркменистане, нельзя расценить иначе как массовые политические репрессии, цель которых — расправа с политическими противниками Сапармурата Ниязова и всеми не согласными с установленным им режимом личной власти.
       Основа этого режима — не массовая поддержка, а репрессивные органы. Массовые выступления с требованием отставки президента только последний год происходили в городах Ашхабад, Туркменбаши, Ташауз, Мары, Чарджоу. Все они были жестоко подавлены.
       Пиком репрессий стали политические процессы, развернувшиеся после сомнительного покушения на Сапармурата Ниязова, обстоятельства которого продолжают вызывать множество вопросов. Скорые показательные процессы буквально повторяют то, что происходило в нашей стране в 30-е годы ХХ века. Президент Туркменистана сразу после покушения до начала даже предварительного следствия поименно назвал организаторов теракта. Проведение предварительного расследования и вынесение приговора о высшей мере наказания — пожизненном заключении — первой группе «предателей родины» заняло лишь четыре дня.
       <...>Концентрация всей полноты власти в руках одного человека особенно опасна в условиях террористической угрозы и угрозы распространения оружия массового поражения. Нельзя забывать о том, что руководство Туркменистана сотрудничало с поддерживавшим террористов режимом талибов в Афганистане, которому в течение многих лет оказывалась материально-техническая помощь.
       Поэтому крайнее недоумение вызывает позиция секретаря Совета безопасности России Владимира Рушайло, который в ходе визита в Туркменистан в январе 2003 года говорил о сотрудничестве в борьбе с международным терроризмом именно в связи с покушением на Сапармурата Ниязова.
       Известно, что руководству Туркменистана нужна от России депортация лидеров туркменской оппозиции, находящихся на российской территории. Выполнить это требование при нынешнем уровне и методах ведения следствия по делу о событиях 25 ноября — значит обречь обвиняемых на пытки и издевательства в нарушение Конвенции ООН... При этом речь идет не только о гражданах Туркменистана, находящихся на территории России, но и о гражданах России, чья деятельность неугодна президенту Туркменистана.
       Российское руководство и российские политики не могут и не должны безразлично относиться к формированию у границ нашей страны режима, главными чертами которого являются отсутствие демократических институтов, свободных СМИ, систематические нарушения прав человека, принципиальная невозможность смены власти. Пожизненное президентство, которое обеспечил себе Сапармурат Ниязов, — одна из базовых характеристик всех диктаторских режимов.
       Содействовать такому режиму в акциях, несущих угрозу жизни и здоровью как граждан Туркмении, так и граждан России, преступно.<...>
       
       * * *
       Покраснеет ли Владимир Рушайло? Это вряд ли.
       Но означает ли это, что не должны краснеть все мы, люди, живущие в России?
       И еще один сюжет нашей недели — не об этом, но о том же. О лжи как способе существования в нашем мире.
       Мои коллеги по Госдуме попросили нас, своих коллег — членов Комитета по безопасности, выяснить, какой же газ был применен против террористов. Над ответом из ФСБ России я хохочу до сих пор. Ведь разве что только журнал «Веселые картинки» не писал об этом газе. Этот ответ стал еще одним событием, меня удивившим.
       «В Федеральной службе безопасности Российской Федерации рассмотрен Ваш запрос о правомерности засекречивания сведений о свойствах газа, примененного в ходе проведения 26 октября 2002 года в городе Москве контртеррористической операции. <…>
       Согласно пункту 80 Перечня сведений, отнесенных к государственной тайне, утвержденного Указом Президента Российской Федерации от 30 ноября 1995 года № 1203 (в редакции Указа от 24 января 1998 года № 61), сведения, раскрывающие силы, методы и средства оперативно-разыскной деятельности, составляют государственную тайну».
       Ложь — это ложь. Я думаю, как человек из ФСБ подписывал это письмо. Он краснел? Он бледнел? Или он был спокоен? Я краснею, когда печатаю ответ этого человека.
       
       * * *
       И последнее. Давайте вместе улыбнемся.
       На прошедшей неделе исполнилось 50 лет Паше Гутионтову — секретарю Союза журналистов России.
       В Госдуме — от Шандыбина до Жириновского — нет человека, который бы любил журналистов.
       Они почему-то всем мешают жить.
       А у Паши было 50-летие. И собралось много людей, которым он помогает жить.
       
       Юрий ЩЕКОЧИХИН
       
"Новая газета" № 6, 27.01.2003
       

2003 © «НОВАЯ ГАЗЕТА»