ЮРИЙ
ПЕТРОВИЧ
ЩЕКОЧИХИН

(09.06.1950 – 03.07.2003)
  
Юрий Петрович Щекочихин
  

ПУБЛИКАЦИИ
В ДРУГИХ ИЗДАНИЯХ


ЩЕКОЧИХИНСКИЕ ЧТЕНИЯ

БИОГРАФИЯ

ПУБЛИКАЦИИ
В «НОВОЙ ГАЗЕТЕ»


ПУБЛИКАЦИИ О
ЮРИИ ЩЕКОЧИХИНЕ


ФОТОГРАФИИ

ВИДЕОАРХИВ

ПРАВДА О ГИБЕЛИ ПОДМОСКОВНОГО ОМОНА
Год спустя Генпрокуратура подтвердила выводы «Новой газеты»
       
       
2 марта прошлого, 2000 года произошла очередная чеченская трагедия: при подъезде к Грозному было совершено нападение на колонну сергиевопосадского ОМОНа. 22 бойца погибли, 31 ранен.
       Спустя месяц, 6 апреля 2000 года, комитет по безопасности Госдумы провел специальное заседание, чтобы проанализировать причины этой трагедии.
       Заседанию предшествовала статья в "Новой газете", в которой наш военный обозреватель Вячеслав Измайлов аргументированно доказал: омоновцы погибли от рук своих.
       Статья стала предметом специального заседания думского комитета, на который были приглашены ответственные чиновники МВД, Внутренних войск и Главной военной прокуратуры.
       Да, прошел год. Мы отплакались и отспорились. Да и сколько после этого произошло...
       Мы живем в такое время, что то, к чему нельзя привыкать, становится привычным пейзажем нашей жизни. А что нельзя забывать — забывается, будто происшествие из далекой прошлой жизни.
       Сегодня у нас есть возможность рассказать правду, как это было. Как ответственные государственные чиновники скрыли правду от общества, как нагло и не краснея врали депутатам Государственной Думы, членам комитета по безопасности.
       
       
Впервые привожу избранные места из той, уже годичной давности, стенограммы заседания.
       Почему именно сегодня, спустя год, поймете позже.
       Итак, год назад, 6 апреля.
       Заседание ведет председатель комитета по безопасности А. И. Гуров.
       С сообщением выступает старший консультант МВД РФ генерал-майор Ю. Н. Михайлов.
       Ю. Н. Михайлов: Значит, фабула событий примерно такова. В 10 часов утра колонна ОМОН ГУВД Московской области на 11 автомашинах въехала в село Подгорное Старопромысловского района города Грозного. Когда первая автомашина «Урал» находилась примерно в 130 метрах от поворота к базе ОМОН Подольского УВД — месте будущей дислокации отряда, выстрелом из снайперской винтовки был убит ее водитель. После этого автомашина, потеряв управление, резко свернула влево и, проехав несколько метров, остановилась, врезавшись в бетонные столбы промышленной зоны. При этом упавшими столбами были серьезно травмированы два милиционера группы огневого прикрытия Старопромысловского временного отдела.
       После первого одиночного выстрела со стороны жилого массива села Подгорное был открыт пулеметный огонь, и одновременно слева по ходу движения со стороны промзоны произведены два выстрела из гранатомета...
       ...По автоколонне был открыт массированный огонь из автоматического оружия и снайперских винтовок примерно с восьми точек. От домов муллы — № 53 и 63. От цистерны, находившейся за огородами. И с двух точек, находившихся за плетнями огородов: справа по ходу движения, а также с элеватора, слева сзади по ходу движения. Группой прикрытия Старопромысловского временного отдела в сторону стрелявших был открыт ответный массированный огонь...
       ...Примерно в 10 часов 15 минут к месту боестолкновения прибыл руководитель группировки Внутренних войск в городе Грозный генерал-майор Манюта. Руководимая им группа с ходу вступила в бой...
       ...Что можно сказать по результатам служебной проверки, привязав это к статье (речь о статье В. Измайлова в «Новой газете»)? Значит, якобы огонь велся нашими подразделениями из-за забора. Произошло это из-за того, что они, значит, приняли данную колонну за колонну боевиков. Но данный момент легко опровергается тем, что детально установлены места ведения стрельбы, их насчитывается восемь. Там найдены гильзы, обнаружены брошенные впоследствии боеприпасы, в том числе и от гранатометов. Это первое.
       Второе. О прибытии колонны знало руководство временного отдела внутренних дел, вблизи которого произошло это боестолкновение, и ошибиться на этот счет было невозможно. Тем более что были предприняты меры по усилению безопасности маршрута движения, и таким образом ошибиться нельзя. Тем более что колонна имела четкие признаки, квалифицирующие ее принадлежность к федеральным силам.
       Все сказанное милицейским генералом Михайловым депутатам было наглой ложью. И он это прекрасно знал.
       Точно так же знал правду, не сомневаюсь, и другой докладчик, первый зам. Главкома внутренних войск Б. П. Максин.
       Б. П. Максин: Сказать о том, что не был тщательно продуман этот маневр боевиками, мы не можем, потому что они умело использовали и складки местности. И то, что в какой-то определенный момент, может быть, первые 2 — 3 секунды (как было сказано в статье), огонь велся своими по своим, я это отрицаю...
       ...Бой был жестокий. Солдаты первое, что сделали, это прикрывали огнем предгорья (жалко, что здесь нет карты, а то бы я показал). Бандиты были за этим холмом, то есть замаскировались они прилично...
       ...И по местности вы можете задать такой вопрос: а вот почему они не преградили или не перерезали путь и не блокировали их полностью? По условиям местности техника не могла там пройти. И первые два БТРа, которые попробовали проскочить, застряли во дворах. Поэтому бандиты, используя вот эту короткую паузу... сконцентрировались в ущелье и, оставив после себя 20 трупов, сумели отойти...
       ...Были задержаны 60 человек по подозрению в принадлежности к боевикам.
       «Оставив после себя 20 трупов...» Да...
       Яковлев (заместитель главного военного прокурора, генерал-лейтенант юстиции): ...Наша военная прокуратура провела проверку правильности деятельности командования в данной конкретной ситуации... По результатам этой проверки было принято решение об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении действий должностных лиц...
       Член комитета по безопасности, бывший министр внутренних дел РФ А. С. Куликов спрашивает генерала Михайлова: кто расследовал это происшествие?
       Михайлов Ю. Н.: Проводилось служебное расследование.
       Куликов А. С.: Кто, я спрашиваю? Должностное лицо?
       Михайлов Ю. Н.: Главный инспектор главного оргинспекторского управления.
       Куликов А. С.: Ну, извините, это неквалифицированный ответ. В подобном случае должен производить проверку как минимум кто-то из руководства министерства. Это же гибель не одного человека, где должен проверять начальник райотдела или УВД. 20 с лишним человек погибли, а у вас полковник поехал расследовать. Назовите фамилию, кто расследовал.
       Михайлов Ю. Н.: Общее руководство по служебной проверке осуществлял заместитель министра Голубев... Главный инспектор инспекции главного оргинспекторского управления.
       Куликов А. С.: Назовите фамилию!
       Михайлов Ю. Н.: Генерал-майор милиции Назаров.
       Куликов А. С.: Значит, он и проводил расследование?
       Михайлов Ю. Н.:. Не расследование, а служебную проверку.
       Куликов А. С.: А что это за форма такая — служебная проверка? По факту должно производиться расследование.
       Михайлов Ю. Н.: Расследование проводится в рамках уголовного дела.
       Куликов А. С.: Административное расследование... Ну мне понятно... Что там написано, зачитайте... Я прошу, чтобы вы зачитали заключение...
       Михайлов Ю. Н.: Заключение я просто не могу озвучивать. Тут есть масса обстоятельств, которые...
       Куликов А. С.: Нет, что не позволяет?
       Михайлов Ю. Н.: По материалам служебной проверки министром внутренних дел подписан приказ об освобождении должностного лица, которое организовало проводку колонны.
       Куликов А. С.: Мы с вами говорим на разных языках. Я прошу зачитать официальный приказ, а вы мне рассказываете...
       И — дальше вопрос А. С. Куликова: Кто из руководства ГУВД Московской области был ответственным за смену отряда и где он находился в момент смены?
       Михайлов Ю. Н.: Так точно. Генерал-майор Фадеев. Он находился в Моздоке. Он привел туда отряд.
       Куликов А. С.: Почему же он сам не произвел смену отрядов?
       Ведь и первый, и второй отряд из одной и той же Московской области?
       Михайлов Ю. Н.: Я еще раз, если без всяких обиняков, могу сказать, что организация колонны была осуществлена на должном уровне. Единственное, что подвело, — это то, что они уже находились непосредственно у пункта своего назначения. Это единственное, что их расхолодило. Они уже считали, что доехали до места... А так, на всем продвижении маршрута следования, обеспечивался достаточный уровень...
       Наконец после препирательств нам зачитывают приказ министра. Одному из виновных, заместителю начальника УВД Московской области, который отвечал за прохождение колонны ОМОН, приказом министра было объявлено предупреждение о неполном служебном соответствии. (Его понизят — назначат начальником подмосковного ГАИ. Во дела...)
       Ну и дальше по той стенограмме.
       Депутат В. Игнатов: Прошу прощения... Может быть, недостоверная картинка нарисована в газете (имеется в виду статья В. Измайлова), но в 150 метрах не заметить концентрацию боевиков... Когда с КПП все просматривается и прослушивается...
       Михайлов Ю. Н.: Я готов показать фотографии.
       Федоров В. И. (замминистра МВД): Можно в качестве ремарки? Один снайпер сидел в доме муллы, например... Это в 150 метрах. Видимость была 30—40 метров, туман... Я там был 4 марта... Одна огневая точка была в доме муллы. Вот и все. Он сбежал сразу...
       Юшенков С. Н. (член комитета): Публикация в «Новой газете» вызвала огромный общественный резонанс... И было бы целесообразно руководству МВД каким-то образом отреагировать на эту публикацию.
       Михайлов Ю. Н.: По этому факту сам министр несколько раз дал комментарии, которые были озвучены по электронным средствам массовой информации.
       Юшенков С. Н.: Но все это было весьма неубедительно... И еще вопрос. Установлено хотя бы одно лицо, участвовавшее со стороны боевиков в уничтожении подмосковного ОМОНа?
       Михайлов Ю. Н.: Да, такая информация есть.
       Федоров В. И.: Установлены... Есть... Да... Задержаны...
       Бардуков П. Т. (член комитета): Уважаемые коллеги и приглашенные! Вот вопрос-то в чем... Один из моментов, который вызывал обсуждение, — публикация в газете. Но здесь меняется концептуальная вещь. Здесь мы все-таки не убедились (и я считаю аргументы вполне конкретными), что такого факта — свои расстреляли своих — не было. Я хотел бы услышать представителя газеты, инициаторов...
       Щекочихин Ю. П. (член комитета): Вы знаете, что автор нашего расследования — известный майор Измайлов, который очень часто бывает в Чечне. И у нас нет оснований не верить людям, которые сообщили газете, что же там было на самом деле...
       Поверьте нам, что, кроме генералов, мы знаем очень многих боевых офицеров, которыми мы гордимся и которые сами находились там в это время...
       Федоров В. И.: Юрий Петрович, тогда, когда общество и так накалено...
       Щекочихин Ю. П.: Мы с удовольствием дадим точку зрения МВД, но до сих пор ее так и не было...
       Федоров В. И.: Из материалов служебного расследования, я думаю, мы однозначно убедились, что и сам заголовок неэтичен, и он выдуман. Это выдумка журналиста, хотя он и майор...
       Куликов А. С.: Я с уважением отношусь ко всем, кто здесь присутствует, хотя абсолютно не знаю генерала Михайлова. Но мне кажется, нам продемонстрировали, как руководство МВД относится к подобным фактам: консультант зачитал подготовленную штабом бумагу... Хотя должен был выступить как минимум заместитель министра. Мы не услышали анализа причин происшедшего, не услышали фамилий виновных, не услышали о мерах, которые приняты МВД, чтобы такого больше не произошло...
       Именно такой поверхностный подход, я считаю, является главной причиной того, что не принимаются предупредительные меры...
       
       * * *
       Сейчас, спустя год, спустя еще одну весну, читаю ту стенограмму, уже ушедшую в историю.
       «Выстрелом из снайперской винтовки...»; «с ходу вступили в бой...»; «видимость 30—40 метров...»; «боевики отошли, оставив 20 человек убитыми»; «были предприняты меры по усилению безопасности маршрута»...
       И так в течение часа нам, депутатам, членам комитета по безопасности Госдумы, откровенно и нагло врали...
       Ладно бы, мы собрались по горячим следам. Нет, со дня трагедии прошел месяц и четыре дня.
       Те, кто пришел к нам на заседание, уже знали, отлично знали всю правду.
       Но врали, повторяю, откровенно и нагло.
       Пишу так резко по одной причине.
       Рано или поздно даже наш мир выползает из этой лжи.
       2 марта председатель Госдумы Г. Н. Селезнев получил официальный ответ генерального прокурора РФ В. В. Устинова.
       «В передаче ТВЦ «Момент истины» от 18.02.2001 с Вашим участием ведущий А. Караулов заявил, что «расстрел в Чечне Пермского и Сергиево-Посадского ОМОНа, когда погибли десятки человек, это общенациональная трагедия. Журналисты еще весной заподозрили, что генералы из ведомства Рушайло скрыли от президента и от страны правду об их гибели». Он также не верит, что прокуратура проверит материалы Счетной палаты по Чечне.
       Приведенные в передаче А. Караулова сведения самым тщательным образом своевременно проверены органами прокуратуры...» <...>
       «2 марта 2000 года в прокуратуру г. Грозного поступило сообщение, что утром в 10 час. 30 мин. вблизи блокпоста № 53 неизвестными с использованием огнестрельного оружия было совершено нападение на автоколонну с сотрудниками ОМОН Московской области г. Сергиев Посад, следовавшую из г. Моздок в г. Грозный для плановой замены ОМОН г. Подольска Московской области, в результате нападения среди сотрудников ОМОН г. Сергиев Посад имеются убитые и раненые. В тот же день по фактам убийств прокуратурой г. Грозного было возбуждено уголовное дело.
       Расследованием установлено, что 1 марта 2000 года руководство Старопромысловского временного ОВД получило оперативную информацию об ожидаемом прибытии в г. Грозный автоколонны неизвестных вооруженных людей, одетых в милицейскую форму и с удостоверениями «гантамировцев».
       По приказу руководства ВОВД для задержания и разоружения неизвестных вооруженных людей работники Старопромысловского РОВД, военной комендатуры разместились во дворах домов в населенном пункте Подгорное в районе блокпоста № 53.
       2 марта 2000 года автоколонна ОМОН ГУВД г. Сергиев Посад, состоявшая из автомобилей «Урал», «ГАЗ», «ЗИЛ» и автобуса «Руслан», при приближении к н.п. Подгорное в непосредственной близости от блокпоста № 53 была обстреляна.
       Сотрудники ППС Старопромысловского РОВД г. Грозного Асакаев Б. У., Умаров М. С. и Дакаев А. Н., находившиеся на огневых рубежах в н.п. Подгорное, открыли огонь по головной автомашине автоколонны, так как автоколонна не остановилась в районе блокпоста № 53.
       Находившийся в автоколонне личный состав ОМОН ГУВД г. Сергиев Посад открыл ответный огонь, после чего по автоколонне был открыт огонь с базы Подольского ОМОН, расположенной в непосредственной близости от блокпоста № 53.
       В результате обстрела колонны погибли 22 человека из числа сотрудников ОМОН г. Сергиев Посад, ранен 31 человек.
       31.01.2001 г. генерал-майору милиции Фадееву Б. В. предъявлено обвинение по ст. 293, ч. 2 УК РФ: халатность, ненадлежащее исполнение должностным лицом обязанностей по службе, что повлекло за собой тяжкие последствия. Фадеев Б. В., находясь в должности начальника ГУВД Московской области, будучи ответственным за обеспечение безопасности личного состава ОМОН г. Сергиев Посад, находясь в г. Моздоке, не принял необходимых организационных мер. Не обеспечил сопровождение автоколонны бронетехникой, вертолетами, не согласовал движение колонны с Объединенным штабом ОГВ в Чеченской Республике.
       01.02.2001 г. предъявлено обвинение по ст. 293, ч. 2 УК РФ: халатность — полковнику милиции Левченко М. Л., который являлся руководителем группы управления Объединенной группировки войск от МВД РФ в Чеченской Республике, ответственным за организацию управления силами и средствами от МВД РФ по обеспечению безопасности личного состава, не выполнил надлежащим образом свои служебные обязанности, что повлекло за собой гибель людей.
       28.01.2001 г. майору милиции Тихонову И. С. также предъявлено обвинение по ст. 293, ч. 2 УК РФ: халатность, который, являясь и.о. командира ОМОН г. Подольска, не обеспечил должным образом организацию службы личного состава на блокпосту № 53, беспрепятственное и безопасное прохождение автотранспорта федеральных сил в зоне его ответственности».
       Ну вот и все...
       Ничего больше не хочу добавлять. Да и, наверное, нечего.
       Только одно вдруг обожгло.
       Тогда, в марте 2000-го...
       Бессильные слезы на глазах тех, кто провожал ребят в последний путь, залп воинского салюта. И кто-то наверняка, наверняка шепнул сквозь слезы: «Мы отомстим... Мы отомстим».
       
       Юрий ЩЕКОЧИХИН, заместитель председателя комитета по безопасности ГД РФ
       
"Новая газета" № 21, 26.03.2001
       

2003 © «НОВАЯ ГАЗЕТА»