ЮРИЙ
ПЕТРОВИЧ
ЩЕКОЧИХИН

(09.06.1950 – 03.07.2003)
  
Юрий Петрович Щекочихин
  

ПУБЛИКАЦИИ
В ДРУГИХ ИЗДАНИЯХ


ЩЕКОЧИХИНСКИЕ ЧТЕНИЯ

БИОГРАФИЯ

ПУБЛИКАЦИИ
В «НОВОЙ ГАЗЕТЕ»


ПУБЛИКАЦИИ О
ЮРИИ ЩЕКОЧИХИНЕ


ФОТОГРАФИИ

ВИДЕОАРХИВ

ВОТ ВАМ «ПЕРЕХВАТ» С «СИРЕНОЙ» ВМЕСТЕ
Спустя 40 минут после взрыва на постах ГИБДД еще ничего не знали
       
       
Ага... 18.40.
       Я взглянул на часы. Не машинально и не случайно. Специально.
       Прошло 40 мин...
       О взрыве на Пушкинской я узнал спустя 20 мин. Возвращался домой, в Подмосковье — сообщили по мобильному.
       А я все ближе и ближе подъезжал к Кольцевой...
       Вот пересек Ломоносовский, там справа Дом туриста — знаменитая «солнцевская» база, громадина гостиницы «Салют», пересечение с проспектом Вернадского...
       Что я сейчас увижу на посту ГАИ при выезде из Москвы? Ребят в бронежилетах? Длинную автомобильную очередь? Нудную проверку документов? Ведь что-то уже должно было делаться! ЧП в столице! Трагедия! Как это у них называется? Операция «Перехват».
       Дорога была абсолютно свободной. Лишь на противоположной стороне лейтенант что-то выяснял свое гаишное у водителя «Лады»... И я ничего не понял...
       Зашел в помещение поста на пересечении Киевского шоссе и Кольцевой.
       — Операция «Перехват» началась? — спросил у капитана.
       — Чего? — удивился он. — А зачем?
       Представился, показал удостоверение, рассказал, что сейчас творится на Пушкинской.
       Капитан слушал меня с большим интересом.
       — Да нет... Есть ориентировки на несколько угонов... Ищем... — и потянулся к телефону прямой связи с дежурным по управлению московского ГАИ.
       — Слушай, никакой «Сирены» или « Перехвата» не объявляли? — поинтересовался он.
       — Ничего нет... — пожал плечами. И мне: — Да сами можете узнать у замдежурного по Москве. — И уже в трубку. — Здесь с тобой депутат хочет переговорить.
       — Нет... У нас не было никаких указаний. Сказали только: обеспечить проезд в центр пожарных и «скорых». А что-нибудь случилось? — спросил замдежурного по ГАИ столицы, города, уже охваченного паникой.
       — Случилось, случилось, — и рассказал ему то, о чем уже знали все.
       Тогда-то я и посмотрел на часы: 18.40...
       Наши корреспонденты уже давно были на Пушкинской.
       Стоп, стоп... Я не настолько наивен, чтобы преувеличивать значение «Перехватов» и «Сирен». Шанс, что бандиты могут быть обнаружены при выезде из города, ничтожно мал. Мал, но есть. И есть мировая практика действий спецслужб и полиции в подобных ситуациях.
       Но дело даже не в шансе! Врать-то зачем? Зачем громогласно заявлять по телевидению, что город был мгновенно перекрыт. Кому врать? Президенту? Думе? Какой-нибудь высшей администрации?
       В очередной раз я убедился, как видимостью активных действий наши прекрасно искушенные в подковерных играх милицейские начальники прикрывают собственный непрофессионализм. Горькие уроки (чего-чего, а в Москве их хватало) забываются, как только зазвенит звонок на перемену.
       Знаю-знаю, что будет дальше...
       Знаю, где именно пройдут «Перехваты» и «Сирены»...
       Вижу «Маски-шоу» на московских рынках. Облавы на лиц кавказской национальности, бесстыдное вымогательство денег, взятки и поборы...
       Предчувствую оптимистические заявления милицейских генералов, очередные заявления Здановича, что «преступники установлены, но они в Чечне».
       Но я-то не забуду тот перекресток на Кольцевой. И стрелки на циферблате — 18.40...
       
       Юрий ЩЕКОЧИХИН
       
"Новая газета" № 37, 10.08.2000
       

2003 © «НОВАЯ ГАЗЕТА»