ЮРИЙ
ПЕТРОВИЧ
ЩЕКОЧИХИН

(09.06.1950 – 03.07.2003)
  
Юрий Петрович Щекочихин
  

ПУБЛИКАЦИИ
В ДРУГИХ ИЗДАНИЯХ


ЩЕКОЧИХИНСКИЕ ЧТЕНИЯ

БИОГРАФИЯ

ПУБЛИКАЦИИ
В «НОВОЙ ГАЗЕТЕ»


ПУБЛИКАЦИИ О
ЮРИИ ЩЕКОЧИХИНЕ


ФОТОГРАФИИ

ВИДЕОАРХИВ

ВОР ДОЛЖЕН СИДЕТЬ В КРЕМЛЕ?
$15 млрд сгорели в высших слоях
       
       
В субботу вернулся из Вашингтона. Был там множество раз — впервые возвращался домой с чувством, которое даже и не знаю, как назвать.
       Растерянность? Печаль? Стыд?
       Будто это про меня пишут сейчас все американские газеты. Будто я это сделал. Будто это мои офф-шорные зоны. Будто это я украл 15 миллиардов долларов.
       Оказавшись в Америке совсем по другому поводу, вдруг почувствовал себя в зоне особого внимания. Все — от лиц официальных до лиц, случайно увиденных в самолете, — спрашивали одно: "Это у вас так принято? Вы все такие?"
       Я что-то бормотал в ответ. Думаю, полную глупость.
       Там, в Америке, я узнал, что скандал докатился и до нас. Но не как снежный ком. Наоборот, чем дальше катился, тем становился безобиднее на вид — просто снежок. Подумаешь, украли! Что, в первый раз? Уже знаю, какие доводы приводят: специальная утечка информации, политическая борьба между демократами и республиканцами, подножка России в ее демократическом развитии. И так далее, и так далее...
       Слышал об этом там, в Америке. Не успел выяснить подробности о людях, чьи имена не сходят со страниц американских газет. Это Константин Кагаловский — бывший представитель России в МФВ, а ныне вице-президент "ЮКОСа"; Могилевич (американцы считают его одним из руководителей солнцевской группировки), но также люди всем известные: Потанин, Чубайс, Лившиц, Сосковец. И — Татьяна Дьяченко, дочь нашего президента, чье имя вынесено на первую полосу четвергового выпуска влиятельной американской газеты.
       Они пишут, они говорят, они не могут понять. Больше того, на середину сентября в конгрессе США намечены слушания по коррупции в России. Из-за этого скандала, который мы предпочитаем не замечать. Или — замечая — находим всяческие оправдания действиям наших чиновников.
       Вот что я успел выяснить в США.
       Деньги перекачивались через офф-шорные зоны, созданные Кагаловским на Кипре, в Гибралтаре и Цюрихе. Деньги, и это не раз подчеркивали мои американские собеседники, не черные деньги российских преступных группировок. Большая их часть — по крайней мере называют цифру в 10 миллиардов — официальные кредиты, которые давали России. Потому-то все время мелькает в печати фамилия вице-президента США Гора как сопредседателя комиссии с вечно сменяющимися нашими премьерами. Называют имена, фирмы, созданные для отмыва денег. Подчеркивают, что расследование началось по просьбе российской стороны. Намекают (а поверьте, люди, которые намекали мне на это, имеют доступ к точной информации), что многие данные были получены из перехватов телефонных разговоров Могилевича с представителями так называемой российской политической элиты. То есть, еще раз подчеркиваю, в Америке отнеслись к этой финансовой афере серьезно, совсем серьезно. Это у нас иногда считается, что сто тысяч долларов, полученных за ненаписанную книгу, — мелочь, не стоящая внимания. Там — нет. И дело не только в деньгах. В другом — в престиже политика, в честности страны, в обязанности государства перед человеком.
       — Скажи, а может быть, все американские средства массовой информации просто выполняют чей-то заказ? — спросил я у президента Центра Никсона, известного американского политолога Дмитрия Саймса.
       — Сама по себе скандальная история началась со статьи в "Нью-Йорк таймс", а уже потом ее подхватили все остальные газеты. По этому поводу не было никакой официальной пресс-конференции и не было никаких официальных заявлений. Это было нормальное журналистское расследование. Но ситуация принципиально отличается от других подобных, связанных с коррупцией в России и с другими российскими скандалами. В этой истории — серьезный американский компонент.
       — Что ты имеешь в виду?
       — Один из крупнейших американских банков — Банк Нью-Йорка, который входит по своим резервам в двадцатку крупнейших банков, оказался непосредственным участником этого скандала. И дело не в каких-то банковских клерках. Счета проходили через двух ведущих банковских служащих российского происхождения, одна из которых имеет ранг вице-президента банка, а вторая — старшего вице-президента. А это уже не российский, а американский скандал. Дело не в том, что происходит у вас в Москве, а в том, что крупнейшие американские банки занимались отмывом грязных денег из России.
       — Ты хорошо знаешь российскую ситуацию. Тебя не удивили фамилии наших политиков, мелькающие сегодня на страницах американских газет? Меня, признаюсь, не удивило упоминание фамилии Чубайса, но Лившица я лично считал политиком чистым...
       — Эти фамилии впервые упомянуты в "USA Today", а это все-таки не "New York Times". Но сам по себе факт, что эти люди упоминаются в качестве обвиняемых... Ты сам понимаешь, когда начинается расследование, обычно всплывает множество имен. И потому я не особенно удивился, что в этом контексте упомянута фамилия Лившица: в те годы он занимал пост, который позволял ему контролировать перевод денег за рубеж.
       — Но объясни мне вот что. Как я знаю, ФБР довольно долго занималось расследованием. Почему только на прошедшей неделе эти разоблачения получили такую широкую огласку?
       — Почему скандал докатился до России — тебе лучше знать. Но что касается Америки, то хотел бы обратить внимание на одну маленькую деталь. Этот скандал выгоден прежде всего республиканским оппонентам администрации Клинтона. Да, это так, и даже у вас все говорят При всей независимости ФБР оно часть министерства юстиции США, которое вело себя очень лояльно по отношению к Клинтону. Потому говорить о том, что республиканцы разыгрывают свою карту, используя ФБР, трудно. И в отличие от России подобные гипотезы в США никто не высказывал. На мой взгляд, самое разумное объяснение следующее: ФБР довольно долго занималось этим расследованием, но именно сегодня дело дошло до стадии, когда приводить факты, которые приводятся, можно с большой долей уверенности. И говорят об этом не официальные лица из минюста или из ФБР, а следователи, которые непосредственно ведут это дело. Именно они стали источниками информации. Но, как бывает в политике, когда возникают такие скандалы, оппоненты администрации начинают разыгрывать свою карту, что в принципе нормально в условиях демократии.
       — Скажи, этот скандал вызван тем, что в конгрессе США готовятся парламентские слушания о коррупции в России? Или это просто совпадение?
       — Сама идея слушаний, на которые, как я знаю, тебя хотят пригласить, вызвана именно этим скандалом, а не наоборот.
       — Сам по себе скандал как-то скажется на американо-российских отношениях?
       — Честно сказать, в Америке мало кого волнует коррупция в России и ни для кого уже давно не новость, что коррупцией поражены высшие эшелоны власти, включая и ближайшее окружение Ельцина. Точно так же не стало новостью, что средства МВФ использовались не для того, чтобы поддерживать российскую экономику, стабилизировать валюту или помочь бедным и обездоленным. Если бы в эту историю был вовлечен просто некий Могилевич, то это мало бы кого волновало здесь, в Америке. И Кагаловский тоже для многих совершенно новая фигура.
       — А его жена, Наталья Кагаловская-Гурфинкель?
       — Она и была тем старшим вице-президентом банка, кто контролировал все эти финансовые потоки... Но если речь идет лишь о Кагаловском, который некоторое время представлял Россию в МВФ, то будет неловко только некоторым людям в Вашингтоне. Они принимали его за своего и через него передавали деньги для России. Но это все-таки локальная ситуация. А вот когда возникают такие фигуры, как Чубайс, — уже совершенно другой разговор. Пару месяцев назад он был в Вашингтоне как частное лицо, но его принимали госсекретарь США, министр финансов, советник по национальной безопасности. На Чубайса администрация США делает большую ставку, считая его очень удобным партнером.
       — В каком смысле "удобным"?
       — Какие бы ни были субъективные мотивы (а я ни на секунду не ставлю под сомнение его российский патриотизм), он всегда был готов идти в фарватере американской внешней политики.
       — Ничего себе ты сказал... Ты знаешь, что в СССР подобные слова воспринимались как инсинуации его идеологических противников? Но Владимир Буковский сказал однажды замечательную фразу: "Виноваты не те, кто выносит сор из избы, а тот, кто в избе сорит".
       — Я пытаюсь говорить о том, что знаю и что чувствую. Да, мне будет неприятно, если кто-то использует мои слова для своих целей, но на прямой вопрос предпочитаю давать прямой ответ.
       — Ты считаешь, что при всей фантастичности ситуации — все-таки речь идет о 15 миллиардах долларов — это может быть правдой?
       — Я очень верю в принцип презумпции невиновности и знаю, что дым может быть и без огня. Но знаю, что, если наши следственные органы выйдут на Чубайса, это может стать огромной проблемой для администрации Клинтона. Если во время расследования или во время слушаний в конгрессе факты будут доказаны, нашу администрацию ждут серьезные проблемы. Еще раз подчеркиваю: ФБР — часть ныне действующей администрации. Но если раньше Белому дому удавалось — не хочу сказать ставить железобетонную защиту — просто избегать подобных ситуаций, то сейчас ситуация более сложная. И я не исключаю, что Белый дом будет искать какие-то варианты, чтобы это расследование не вышло на высшие чины администрации Клинтона.
       — То есть ты считаешь, что если выхода на Белый дом не будет, то этот скандал мало затронет американцев?
       — Понимаешь, я регулярно смотрю американское телевидение и время от времени сам по нему выступаю. И я пытаюсь вспомнить, когда в последний раз у меня брали интервью по поводу позитивных событий в российско-американских отношениях. То мы видим, как показывают российского президента, который говорит совершенно непонятно о чем и потом его сотрудники пытаются объяснить, что он имел в виду. То показывают совершенно непонятные российские телодвижения в Чечне, когда дико размахивают кулаками после драки. Или возникают подобные скандалы. И в результате все, что происходит в России, становится неинтересно. Да, сейчас забавная ситуация, особенно в августе, когда относительно мало новостей: опять эти странные русские все берут и разворовывают. Но в итоге Россию перестают воспринимать как серьезную державу. А она имеет все основания восприниматься или в качестве серьезного партнера, или — в худшем случае — в виде серьезного противника. Из-за постоянных скандалов Россия не дотягивает ни до одного, ни до второго уровня. Я вернулся из Москвы полтора месяца назад и после этого выступал у себя в Центре Никсона. Собралась небольшая, но очень высокопоставленная аудитория. Сидели, слушали, кивали, задавали вопросы. А потом один из ведущих советников Джорджа Буша-младшего, который собирается сейчас баллотироваться на пост нашего президента от республиканцев, сказал: "Я все понимаю и полностью согласен с твоим анализом, я согласен с тем, что в России растут антиамериканские настроения и там могут быть законные претензии к США. Но какое это имеет практическое значение для нас, если там они у себя сами все разрушают?"
       
       
...Этот разговор с Дмитрием Саймсом состоялся у меня в прошедшую пятницу, накануне отъезда из Вашингтона — в разгар нового скандала, не сходящего сейчас со страниц американских газет.
       Честно, мне больно было это слушать.
       Я хотел бы ответить.
       Пока я не знаю — как.
       Разве только рассказать все на страницах своей газеты сейчас, вернувшись оттуда.
       Может быть, хоть теперь мы сами разберемся в своих делах. И с людьми, в этих делах непосредственно замешанными.
       Иначе никуда мы не придем. А вздыхать от беспомощности — честно, уже надоело.
       
       Юрий Щекочихин
       
30.08.99, "Новая газета Понедельник" N 32
       

2003 © «НОВАЯ ГАЗЕТА»