ЮРИЙ
ПЕТРОВИЧ
ЩЕКОЧИХИН

(09.06.1950 – 03.07.2003)
  
Юрий Петрович Щекочихин
  

ПУБЛИКАЦИИ
В ДРУГИХ ИЗДАНИЯХ


ЩЕКОЧИХИНСКИЕ ЧТЕНИЯ

БИОГРАФИЯ

ПУБЛИКАЦИИ
В «НОВОЙ ГАЗЕТЕ»


ПУБЛИКАЦИИ О
ЮРИИ ЩЕКОЧИХИНЕ


ФОТОГРАФИИ

ВИДЕОАРХИВ

УХО ПРЕЗИДЕНТА, КАК РУЛЬ УПРАВЛЕНИЯ СТРАНОЙ
       
       
Уже в зале заседаний, перед началом голосования, Григорий Явлинский спросил меня:
       — Ты все-таки будешь за Степашина?
       — Ага... Он, кажется, не ворует... По крайней мере, мне ничего об этом не известно, — ответил я.
       — А что, этого достаточно, чтобы стать премьером? — спросил Явлинский.
       — Достаточно... Для меня стало достаточно. — И добавил что-то о примитивных, наивных, детских истинах, отсутствие которых в сегодняшней российской политической реальности делает нашу жизнь безвоздушной.
       Да, что-то такое пробормотал я, в четвертый раз за время своей думской жизни нажимая кнопку "за" или "против" при очередном голосовании за нового премьера, представленного все тем же президентом.
       За все эти три года депутатской жизни я ни разу не позволял себе раскрывать детали думской кухни: разговоры, не попадающие в эфир, жесткие конфликты, приводящие потом к самым экзотическим решениям, безумную суету лоббистов в здании на Охотном ряду. Я старательно делил себя на две совершенно разные вроде бы мыслящие единицы: тот, который в Думе, и тот, который на страницах своей газеты, не смешивая одно с другим, чтобы не поддаться соблазну ради политической выгоды утратить собственную независимость.
       Сегодня, пытаясь понять, что же такого произошло на прошедшей неделе, я впервые нарушил это правило, приведя частный и, кажется, ничего не значащий этот разговор в зале заседаний за несколько минут до очередного исторического голосования.
       Хотя какое там историческое...
       Очередная разборка на кремлевском дворе царедворцев, погрязших в закулисных интригах, смертельно ненавидящих друг друга, до крови бьющихся за право встать возле левого или правого уха президента.
       Я не особенно верю в разные потусторонние силы, но не исключаю, что даже самая выносливая птица не долетит до середины Старой площади: комом упадет она на холодный весенний асфальт или на крышу "Ауди" с триколором вместо нормального номера. Загубит бедную птицу жуткая аура, висящая над бывшим ЦК КПСС.
       И потому не за премьера Степашина мы голосовали — ставленник Березовского Аксененко еще хуже, чем протеже Чубайса.
       Вот до какой жизни мы дошли! Такой вот наш сегодняшний выбор!
       Потому-то так я и ответил на вопрос Григория Явлинского.
       Ведь еще утром дня голосования по Думе прошел тревожный шорох: некие космические силы одолели президента, и он изменит свое решение, представит в премьеры бывшего министра путей сообщения, статьи о котором заставляли краснеть даже газетную бумагу.
       Нет, Сергей Степашин — не такой. Хоть в этом не замечен...
       Тихая, спокойная у нас сегодня весна. Нет ни всходов, ни посадок...
       Захлебнулась, так и не поднявшись, очередная волна борьбы с коррупцией. Очередная реорганизация ФСБ вымела за штат немногочисленных сотрудников, обладавших реальной информацией о том, кто, сколько и за что берет из высшего — и не высшего — руководства. Не нужен стал больше генерал Колесников, председатель следственного комитета МВД, обладавший огромным массивом ставшей теперь никому не нужной информации. В сон погрузилась Генеральная прокуратура, ведомая послушным Кремлю троечником Юрием Чайкой (последнее известное мне его действие — попытка спасения "тамбовских волков", ведомых председателем Комитета по обороне и безопасности Совета Федерации губернатором Рябовым, о котором дважды писала "Новая газета"). А об экономических рычагах борьбы с коррупцией говорить не приходится: даже если Степашин захочет — ему не дадут те, кто около президентского уха.
       Все хорошо. Все замечательно. Все спокойно.
       На Рублевке спешно приватизируются госдачи.
       Успеть, успеть — до президентских выборов остался всего лишь год.
       Когда-то я пытался из номера в номер писать о том, что меня поразило на прошедшей неделе. Ведь жизнь, в конце концов, состоит из календарных отрезков.
       На прошедшей неделе меня не поразило ничего.
       
       Юрий ЩЕКОЧИХИН
       
24.05.99, "Новая газета Понедельник" N 18
       

2003 © «НОВАЯ ГАЗЕТА»