ЮРИЙ
ПЕТРОВИЧ
ЩЕКОЧИХИН

(09.06.1950 – 03.07.2003)
  
Юрий Петрович Щекочихин
  

ПУБЛИКАЦИИ
В ДРУГИХ ИЗДАНИЯХ


ЩЕКОЧИХИНСКИЕ ЧТЕНИЯ

БИОГРАФИЯ

ПУБЛИКАЦИИ
В «НОВОЙ ГАЗЕТЕ»


ПУБЛИКАЦИИ О
ЮРИИ ЩЕКОЧИХИНЕ


ФОТОГРАФИИ

ВИДЕОАРХИВ

ТРЕБОВАТЬ $ 300000 НЕТАКТИЧНО
       
       
Если вы потребуете принести в свой служебный кабинет триста тысяч долларов, то вас могут посадить в тюрьму. Если же ваш служебный кабинет находится в налоговой полиции — не волнуйтесь: в худшем случае вас пожурят за "нетактичное поведение".
       В статье "Новые солнцевские" я подробно рассказал, как большие чины из Московской налоговой полиции вымогали от коммерческого банка "Национальное кредитное товарищество" триста тысяч долларов, принятые банком от своего клиента в счет погашения кредита, но, по словам налоговых полицейских, эти деньги принадлежали благотворительному фонду в поддержку налоговой полиции.
       Угрозы, "маски-шоу" в банке, вызовы на ковры в большие кабинеты, наконец сами разговоры с банкирами один на один, похожие на вымогательство братков (от угроз устроить "красивую жизнь" и самим банкирам, и их немногочисленным клиентам), — все это заставило меня еще и еще раз убедиться в том, как "бандитские крыши" меняются (или уже изменились) на "крыши" ведомственные, мундирные, и предположить, что мы наблюдаем сейчас самую опасную тенденцию в нашем обществе: придание мафии государственного статуса, при котором борьба с коррупцией становится бессмысленной — мало найдется унтер-офицерских вдов, которые готовы себя высечь. Не говорю уже о самих унтер-офицерах.
       Повторяю, все это было опубликовано в "Новой газете" на первой полосе с именами, фамилиями и должностями ответственных — от замначальника до начальников отделов и управлений Московской налоговой полиции.
       Одновременно это дело было принято к рассмотрению Комиссией по борьбе с коррупцией Госдумы, которая приобщила к делу несколько кассет с записями разговоров в кабинетах полиции. Их копии были официально переданы в Московскую городскую прокуратуру. Одновременно я направил туда и свой официальный запрос.
       Мы надеялись, мы ждали жесткую, обостренную реакцию прокуратуры на этот факт — такую же, какую она вызвала у всех нормальных людей, прочитавших ту мою статью.
       Дождался. Печатаю полностью. Здесь уж на самом деле строчки не выкинешь.
       "Уважаемый Юрий Петрович!
       <...>Установлено, что службой налоговой полиции (УФСНП по г. Москве) правомерно возбуждено уголовное дело N 142578 по факту мошенничества неустановленным лицом в служебном помещении КБ "Национальное кредитное товарищество" и проведена проверка соблюдения налогового законодательства.
       Вместе с тем подтвердились факты нетактичного поведения ряда должностных лиц УФСНП по г. Москве в ходе доследственной проверки, направленной на возвращение похищенных денежных средств, принадлежащих Межведомственному благотворительному Фонду и незаконно переданных банку в счет погашения задолженности коммерческих организаций по векселям. По материалам служебной проверки директором РФ Алмазовым С. Н. приняты меры к дисциплинарной ответственности виновных сотрудников.
       С учетом отсутствия признаков должностного преступления в действиях сотрудников УФСНП РФ по г. Москве прокуратурой города принято решение в порядке ст. 113 УПК РСФСР об отказе в возбуждении уголовного дела.
       И. о. прокурора города Москвы государственный советник юстиции 3-го класса Ю. П. Синельщиков".
       Не спрашиваю и. о. прокурора, почему клиент банка, имеющий имя и фамилию (Щербаков его фамилия, Николай Николаевич Щербаков — в газете все указано), оказался в его ответе "неустановленным".
       Одно хочу спросить. Если требовать принести триста тысяч долларов в здание налоговой полиции, угрожая при этом и в открытую шантажируя, — является, по его мнению, "нетактичным поведением", то "тактично" — это сколько?
       Да и сам он мне отвечает по закону или по "понятиям"?
       Как там, в московской налоговой?
       "Мигунов (начальник отдела контроля за банками налоговой полиции Москвы): Когда вы нам деньги отдадите?
       Богунов (вице-президент банка): Как я их могу вынуть из кассы?
       Мигунов: Не перебивайте. Просто деньги нам отдадите и все.
       Богунов: ...Мне нужно каким-то образом выдернуть эту сумму из банка и, грубо говоря, "очернить" ее, потому что идеальный вид отдачи — это чемоданы. Правильно?
       Мигунов: Мы снимем проверку и вас трогать не будем".
       
       * * *
       "Дуренков (начальник оперативного управления налоговой полиции): Сколько у вас клиентов?
       Мигунов: Около двухсот.
       Дуренков: Помимо того, что вам могут быть закрыты счета, в понедельник начнется остальная проверка всех ваших клиентов..."
       Ну и так далее...
       Повторяю, подробно все было описано в 48-м номере "Новой газеты" за прошлый год.
       Желающие могут все вспомнить.
       Бестактные вы мои.
       
       
P.S. Да, вот о чем... Может быть, кто-нибудь наконец проверит те многочисленные фонды, созданные различными правоохранительными структурами, и кому именно достаются деньги из этих фондов? Если из одного из них, обслуживающего только лишь налоговую полицию, в течение одного часа только одного дня можно запросто вынести триста тысяч долларов, то, может быть, они помогут создать свои фонды учителям или врачам?
       
       Юрий ЩЕКОЧИХИН
       
01.03.99, "Новая газета Понедельник" N 8
       

2003 © «НОВАЯ ГАЗЕТА»