ЮРИЙ
ПЕТРОВИЧ
ЩЕКОЧИХИН

(09.06.1950 – 03.07.2003)
  
Юрий Петрович Щекочихин
  

ПУБЛИКАЦИИ
В ДРУГИХ ИЗДАНИЯХ


ЩЕКОЧИХИНСКИЕ ЧТЕНИЯ

БИОГРАФИЯ

ПУБЛИКАЦИИ
В «НОВОЙ ГАЗЕТЕ»


ПУБЛИКАЦИИ О
ЮРИИ ЩЕКОЧИХИНЕ


ФОТОГРАФИИ

ВИДЕОАРХИВ

БРАТВА ПЛАЩА и КИНЖАЛА-3
Может ли проиграть в казино $120 000 начальник одного из самых секретных управлений ФСБ?
       
       
Депутатский запрос заместителя главного редактора "Новой газеты" Юрия Щекочихина
       
       Генеральному прокурору РФ Ю. Скуратову
       Руководителю Администрации Президента РФ В. Юмашеву
       Секретарю Совета обороны и безопасности А. Кокошину
       Директору ФСБ Н. Ковалеву
       В последнее время ко мне поступает многочисленная информация о негативных тенденциях, сложившихся в центральном аппарате ФСБ, в частности, в Управлении по разработке и пресечению деятельности организованных преступных формирований ФСБ РФ, и о руководителе этого управления генерале Е. Г. Хохолькове.
       Информация и материалы, которыми я располагаю, а также факт, что сотрудники этого управления и его руководитель фигурируют в различном качестве в двух уголовных делах, возбужденных Военной прокуратурой, заставляют серьезно задуматься о возможности сращивания спецслужб и правоохранительных органов, в том числе ФСБ, с организованной преступностью и, что еще опаснее, превращении государственных органов в орудие достижения личных, корыстных целей.
       Зачастую это приводит к тому, что организации, призванные бороться с преступностью и коррупцией, сами становятся ее источниками и генераторами. Это делает борьбу с коррупцией практически невозможной.
       В связи с этим хотелось бы получить ответы на следующие вопросы.
       1. Правда ли, что до назначения на руководящую должность в ФСК (ФСБ) РФ Е. Г. Хохольков работал в КНБ Узбекистана, который располагает обширным компрометирующим материалом на генерала Хохолькова?
       2. Правда ли, что, узнав о намерении руководства ФСК (в то время — аббревиатура нынешнего ФСБ) взять на работу Хохолькова, руководство КНБ Узбекистана официальным порядком уведомило руководство ФСК о наличии компрометирующих материалов и что в Узбекистан официально вылетала и работала там группа сотрудников Управления собственной безопасности ФСК?
       3. Правда ли, что материалы нашли подтверждение и были доложены руководству (Барсукову), но тот приказал их уничтожить, а Хохолькова назначить на руководящую должность?
       4. Правда ли, что скандал с закупкой партии специальной техники для оборудования помещений в Кремле, парламенте и Белом доме, которую негласно проводили Коржаков и Барсуков на средства из госбюджета, проходил с участием Е. Хохолькова и что средства, якобы потраченные на закупку подслушивающей аппаратуры, на самом деле похищены? Проводилась ли проверка данного факта, какие приняты меры?
       5. Правда ли, что по инициативе М. Барсукова специально "под Хохолькова" было создано Управление перспективных программ, которое сотрудники ведомства окрестили "судоплатовским" и на базе которого позднее по инициативе уже самого Хохолькова образовано Управление по разработке и пресечению деятельности организованных преступных формирований (УРПО)?
       6. Нашли ли подтверждение другие компрометирующие Хохолькова материалы, в частности, о его связи с известными узбекскими преступными "авторитетами" Гафуром и Салимом?
       7. Правда ли, что с приходом Н. Д. Ковалева на должность директора ФСБ ему также были доложены компрометирующие материалы на Хохолькова, но Ковалев приказал их уничтожить? Кто приказал подготовить представление на присвоение генеральского звания Е. Хохолькову? За что?
       8. Правда ли, что служба собственной безопасности ФСБ располагает многочисленными материалами о служебных, финансовых и этических злоупотреблениях Хохолькова и его подчиненных? Возможно ли, что Хохольков ведет образ жизни богатого нувориша, несовместимый с денежным содержанием даже генерала ФСБ? Правда ли, что он и его жена имеют в распоряжении дорогие иностранные автомобили и проживают в загородном особняке стоимостью минимум в несколько сот тысяч долларов? По какому стечению обстоятельств в похожем соседнем особняке проживает некий немецкий коммерсант, который помогал в свое время Коржакову и Барсукову закупать подслушивающую аппаратуру для оборудования Кремля и парламента? Возможно ли, что официально дом и автомобили оформлены на подставных лиц, а стоимость дома при этом сильно занижена, но Управление собственной безопасности ФСБ в состоянии подтвердить и доказать это? Соответствует ли действительности утверждение, что Хохольков регулярно посещал казино в гостиницах "Ленинградская" и "Метрополь", где проигрывал очень крупные суммы? Однажды он расплатился за проигрыш 120 тысячами долларов. В другой раз публично прикуривал от зажженной стодолларовой купюры. Что это за деньги?
       9. Правда ли, что, отбирая сотрудников на работу, под предлогом проверки психологической устойчивости Хохольков требовал от некоторых из них подписать обязательство выполнить любой приказ руководства, включая и незаконные — вплоть до убийства, и при этом взять ответственность целиком на себя?
       10. Правда ли, что сотрудники управления Хохолькова с ведома руководства и под видом оперативной работы занимались прямым вымогательством и угрозами убийства? Ведется ли следствие по заявлению директора мебельного салона торгового центра "Щелковский" Степанова, который был вызван на допрос в один из кабинетов управления на Лубянке, после чего на служебных машинах вывезен в лес в Подмосковье, где его заставили вырыть себе могилу и затем имитировали его расстрел? Правда ли, что дело было приостановлено и передано для служебного разбирательства в ФСБ по личной просьбе Н. Ковалева?
       11. Правда ли, что с началом чеченских событий Хохольков получил возможность контролировать негласные средства, отпущенные на проведение специальных мероприятий, и что при этом бесконтрольно было потрачено примерно 500 тыс. долларов США?
       12. Правда ли, что сотрудники Управления собственной безопасности ФСБ нашли возможность довести до ряда руководителей правительства и президентской администрации сведения о Хохолькове и Ковалеве, но при этом содержание разговоров стало известно Хохолькову и Ковалеву и было использовано для давления на сотрудников?
       13. Правда ли, что управление Хохолькова было выведено из-под кураторства первого зама директора ФСБ Соболева и передано лично директору ФСБ?
       14. Правда ли, что генерал Хохольков и некоторые его подчиненные под видом оперативной работы на самом деле покровительствуют подольской организованной преступной группировке и выполняют поручения ее лидеров?
       Ю. П. ЩЕКОЧИХИН, член Комиссии по борьбе с коррупцией в органах государственной власти Государственной Думы РФ
       
       
Эти четыре запроса подготовлены мной в пятницу, 22 мая. Четыре, включая запрос на имя директора ФСБ Н.Д. Ковалева (несмотря на то, что многие мои собеседники связывают его имя с именем Е. Г. Хохолькова, посчитал себя не вправе игнорировать и его личное мнение).
       Когда полтора года назад я впервые обнародовал через "Новую газету" официальные запросы на болезненную для ФСБ тему — связь ее сотрудников с бандитами (заголовок в газете был точно такой же — "Братва плаща и кинжала"), то эта публикация вызвала нарекания со стороны некоторых ответственных сотрудников ФСБ: "Вы бы нам прислали, мы бы проверили, разобрались, а потом — пожалуйста, печатайте".
       Ни тогда, ни сейчас не считаю возможным вести тайную, закрытую переписку по фактам, которые, как мне кажется, должны стать предметом публичного, открытого общественного разбирательства.
       Довод, что речь идет о ФСБ, то есть о закрытом общественном институте (как в принципе и везде в мире), меня никак не устраивает.
       Во-первых, я не выдаю в этих запросах те или иные оперативные тайны — точно такую же схему можно обнаружить не только в каком-нибудь открытом министерстве, но и в самой заурядной конторе.
       Во-вторых, уже не раз, не два, даже не десяток раз убеждался в том, что в тихих, тайных, закрытых разбирательствах вязнут, тонут, казалось бы, неопровержимые факты (да спросите почти любого из моих коллег, что даже слова в официальном ответе: "факты подтвердились" — не означают, что порок, как говорили в старину, будет наказан, а справедливость восторжествует).
       Потому-то давайте разбираться в этой истории открыто, публично, гласно. Иначе два уголовных дела, в которых фигурирует фамилия "Хохольков" (кстати, впервые она была озвучена на прошлой неделе в "МК". Правда, с другим знаком), останутся лишь занятным материалом для каких-нибудь будущих историков. Если, конечно, там, далеко, в том самом будущем, то, что происходит сегодня, и то, с чем не очень-то хочется примириться, вдруг окажется правилом, нормой, доблестью (не шучу и не пугаю — иногда начинает казаться, что аномалия и есть норма, а норма — аномалия).
       После публикации первой "Братвы" у нас состоялись две продолжительные встречи с Николаем Дмитриевичем Ковалевым. Я понимал и принимал его аргументы: да, трудное время, да, после многочисленных реорганизаций сама спецслужба дезорганизована, да, нищенские зарплаты и — в том конкретном случае, о чем тогда шла речь в запросе: "Ребята переступили грань в оперативной работе, а так-то они хорошие, нормальные".
       Я и понимал, и принимал доводы Н. Д. Ковалева.
       И вдруг тут же разразился колоссальный скандал, в котором оказались замешаны и некоторые из этих "хороших и нормальных": сотрудники ФСБ попались на торговле наркотиками.
       Да и сейчас эта, сегодняшняя, публикация имеет криминальное сопровождение: на днях арестован полковник ФСБ, работавший не против, а вместе с известной преступной группировкой.
       И еще одно, последнее.
       Не надо только говорить о том, что сегодня мы специально разрушаем наши спецслужбы, то есть проецировать конкретные факты на всех, кто работает в ФСБ (ох, как это у нас любят! Напишешь о проворовавшемся генерале — тут же: облили грязью всю Российскую армию! Скажешь, что известный политик взял взятку, — начнут говорить, что уничтожаешь ростки молодой российской демократии. Хватит! Наслушались).
       О другом сейчас думаю. О других...
       О тех же ребятах из ФСБ, из других наших спецслужб, которые, хоть ствол поднеси к затылку, — цента не возьмут, которые жизни своей не берегут ради только им понятной цели. О тех думаю, кто не хочет жить так, как советуют им жить.
       Им-то каково?
       Ведь они знают так много. Думаете, легко жить, когда знаешь многое, очень многое. Почти все.
       Им-то все знать — куда тяжелее.
       
       Юрий ЩЕКОЧИХИН
       
25.05.98, "Новая газета Понедельник" N 20
       

2003 © «НОВАЯ ГАЗЕТА»