ЮРИЙ
ПЕТРОВИЧ
ЩЕКОЧИХИН

(09.06.1950 – 03.07.2003)
  
Юрий Петрович Щекочихин
  

ПУБЛИКАЦИИ
В ДРУГИХ ИЗДАНИЯХ


ЩЕКОЧИХИНСКИЕ ЧТЕНИЯ

БИОГРАФИЯ

ПУБЛИКАЦИИ
В «НОВОЙ ГАЗЕТЕ»


ПУБЛИКАЦИИ О
ЮРИИ ЩЕКОЧИХИНЕ


ФОТОГРАФИИ

ВИДЕОАРХИВ

КОБЗОН СДАЛ ГОЛОС И СОБИРАЕТ ГОЛОСА
Такого, убежден, еще не видел цивилизованный мир
     
       
Целый вечер и целую ночь один из двух всероссийских каналов ЦТ вел пропагандистскую кампанию по выборам Иосифа Кобзона в Госдуму.
       Время от времени я включал телевизор — по РТР был один Иосиф Кобзон.
       Он пел с Жириновским, он пел с Лужковым, он пел с Черномырдиным, он пел с хором МВД...
       Накануне своих выборов в далекой Сибири Иосиф Давыдович обретал поддержку всех.
       Жириновский сообщил, что делает ему главный подарок — голоса своих сторонников.
       Артур Чилингаров уже заранее поздравил Кобзона, что он избран в Госдуму.
       Избиратели — обречены.
       О такой пропагандистской кампании не мог мечтать даже и кандидат в американские президенты...
       Нет, я не верю, что мы живем не при советской власти.
       Мы снова живем при ней, и я не понимаю, почему мои коллеги из фракции КПРФ испытывают такие ностальгические чувства по прошлому. Прошлое — это наше настоящее.
       Все очень похоже!
       Есть партия власти, есть агитпроп, определяющий, что и как надо подавать в печати и по телевидению (теперь он называется финансовой олигархией), есть телефонное право, есть неприкасаемые, есть официальные любимцы властей. Да и Политбюро тоже присутствует, как и ЦК в виде администрации президента.
       Да, Иосиф Кобзон — хороший певец. Его юбилей — событие для него и его поклонников.
       Но — только представьте, что власти бы отдали целый эфирный вечер и ночь Окуджаве или Рихтеру. Может быть, только Леониду Ильичу.
       У нас всегда было две власти — власть и интеллигенция.
       Помню, помню, что куда бы ни приезжал в журналистских командировках, в самый маленький городок — там всегда были люди, которые читали "Новый мир" и "Дружбу народов", кто по ночам передавал из рук в руки Солженицына, кто вступал в споры о преимуществе Гумилева над Маяковским, кто, собираясь на кухнях, пел запрещенных Кима или Галича.
       Да, и тогда пытались внушать, что какой-нибудь Сартаков — это Гоголь современности, и тогда определяли официальных кумиров, и тогда пытались вытравить из человека человеческое.
       Но как-то не сдавались.
       Думаю, что мы снова оказались на кухнях.
       Главное — на них удержаться.
      
       Юрий ЩЕКОЧИХИН
       
15.09.97, "Новая газета — Понедельник" N 37
       
       

2003 © «НОВАЯ ГАЗЕТА»